ТАФСИР МУЛЛЫ САДРА («Комментарий Муллы Садра»)

Опубликовано в Разные статьи

сборник комментариев Муллы Садра (ум. 1050/1640) к некоторым сурам Корана, написанный на арабском языке.

Садра составил этот комментарий в виде отдельных трактатов (рисала), созданных им в период чуть менее 20 лет.

Эти отдельные комментарии Муллы Садра были расположены в порядке следования коранических сур и изданы литографским способом Шейхом Ахмадом Ширази в одном томе под общим заголовком «Тафсир-е Мулла Садра» («Толкование Муллы Садра») (Тегеран, 1322; Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 278). Эти трактаты трижды издавались в семи томах под заголовками «ат-Тафсир ал-кабир» («Великое толкование») и «Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим» («Толкование Священного Корана») (1-е изд.: Кум, 1361—1364/1982—1985; 2-е изд.: Кум, 1366/1987; 3-е изд.: Кум, 1379—1380/2000—2001).

Мулла Садра старался создать полный и подробный комментарий, однако это ему не удалось. В 1040/1630 г. Садра написал сочинение «Мафатих ал-гайб ли фатх хаза’ин ал-‘улум ал-мубра’а ‘ан аш-шакк ва-р-райб» («Ключи от сокровенного мира для отпирания сокровищниц наук, освобождающих от всякого сомнения»), с тем чтобы оно стало введением к его подробному комментарию (Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 278—279; Садр ад-Дин Ширази. Асрар ал-айат, с. 367, примеч. 1).

Комментарий Муллы Садра включает в себя следующие трактаты:

  1. комментарий к «Тронному айату» (зак. в 1030/1620 г. в Куме).
  2. комментарий на суру «Нур» («Свет», № 24; зак. в 1030/1620 г.). Сохранился автограф этого сочинения (Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 4, с. 427, Введение Ходжави, с. 7; его же, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, Введение Ходжави, с. 6; Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 331, 334).
  3. комментарий на суру «Тарик» («Идущий ночью», № 86; закончен в 1030/1620 г.). Рукопись этого сочинения имеется в библиотеке одного из потомков Муллы Садра в Кашане. Данный комментарий был издан отдельно литографским способом в Тегеране.
  4. комментарий на суру «А‘ла» («Высочайший», № 87), состоящий из 7 частей, названных «Хафт тасбих» («Семь четок»): здесь Мулла Садра довольно много заимствовал из «Комментария» Фахра Рази. Это сочинение Садра было напечатано в 1305/1887—1888 г. в конце литографированного издания «Кашф ал-фава’ид» («Раскрытие полезного») ‘Алламы Хилли.
  5. комментарий на суру «Зилзал» («Землетрясение», № 99): здесь Садра указывает на естественную подвижность земной коры (Садр ад-Дин Ширази, Тафсир-е суреха-йе Тарик…, с. 3—5; его же, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, там же; его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 7, с. 359, 361—407, т. 4, с. 7; Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 336).
  6. комментарий на суру «Йа Син» (№ 36; закончен в 1030/1620 г.).
  7. комментарий на суру «Ваки‘а» («Падающее», № 56): здесь автор говорит о Страшном Суде, о возвращении твари к своему Творцу, познании рабов Аллаха о загробной жизни, а также их степенях в счастье и бедствиях. Это сочинение было издано литографским способом в 1322/1904 г. (Садр ад-Дин Ширази, Тафир-е суре-йе Ваки‘а, с. 3; его же, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, там же; Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 334; см. также: Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 7. Введение, с. 9—10).
  8. комментарий на суру «Хадид» («Железо», № 57): в многочисленных разделах этого сочинения, носящих название «Мукашифа» («Раскрытие») говорится о философских и мистических вопросах применительно к кораническим айатам.
  9. комментарий на суру «Джум‘а» («Собрание», № 62), содержащий, также как и комментарий на суру «Ваки‘а», больше суфийской проблематики в сравнении с другими трудами Муллы Садра. Автограф сочинения имеется в библиотеке одного из потомков Муллы Садра в Кашане (Садр ад-Дин Ширази, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, там же; его же. Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 4, с. 7; см. также: т. 6, с. 240—327, т. 7, с. 135—305).
  10. комментарий на суру «Саджда» («Поклон», № 32).
  11. комментарий на суру «Фатиха» («Открывающая», № 1).
  12. комментарий на суру «Бакара» («Корова», № 2) вплоть до 66 айата. Автограф этого сочинения имеется в библиотеке Великой Мечети в Куме. Данный комментарий, вкупе с комментариями на «Тронный айат» и суру «Фатиха», был издан литографским способом в 1302/1884—1885 г. (Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 331, 337, 340; Садр ад-Дин Ширази, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, там же; его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1. Введение Бидарфара, с. 94).

Некоторые суры сборника комментариев Муллы Садра переведены на персидский язык: так, комментарий на суры «Ваки‘а», «Джум‘а», «Тарик», «А‘ла», «Зилзал» и «Нур» были изданы в 4-х томах Мухаммадом Ходжави (Тегеран, 1363/1984).

Мулле Садра приписывают несколько трактатов с комментариями на суры «Зуха» («Утро», № 93), «Талак» («Развод», № 65) и «Кафирун» («Неверные», № 109) (Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, Введение Бидарфара, с. 118; Ака Бузург Тихрани, т. 4, с. 336—338).

У Муллы Садра есть и другие сочинения, посвященные толкованию Корана, написанные им после упомянутых комментариев. К их числу относятся:

  1. «Мафатих ал-гайб» («Ключи от сокровенного мира») — тринадцатое, после упомянутых выше трактатов, сочинение Муллы Садра, посвящённое комментированию Корана. В этом сочинении Садра объясняет принципы и основы для своего комментария: ему удалось воспользоваться комментированием Корана как ключом (мифтах), с помощью которого разрешаются онтологические проблемы (Садр ад-Дин Ширази, Мафатих ал-гайб, Введение Ходжави, с. нун-ха, син). В своём труде Садра рассматривает философскую и суфийскую проблематику, а также приводит взгляды и воззрения таких крупных мыслителей, как Газали, Фахра Рази и Ибн ‘Араби (то же, Введение, с. син). Списки данного сочинения, выполненные ‘Аламом ал-Хади, сыном дочери Муллы Садра, с автографа имеются в Куме и Наджафе (там же, с. фа, фа—алиф; Ака Бузург Тихрани, т. 21, с. 305). Сочинение было издано в Тегеране в 1363/1984 г. Мухаммадом Ходжави с примечаниями Муллы ‘Али Нури. Перевод сочинения на персидский язык с обстоятельным введением ‘Али ‘Абеди Шахруди был опубликован в том же году (Садр ад-Дин Ширази, Мафатих ал-гайб, Введение Ходжави, с. фа—алиф, фа—ба).
  2. «Муташабих ал-Кур’ан» («Коранические аллегории») — небольшой трактат в 6 главах о значении понятия «аллегория» (Ака Бузург Тихрани, т. 19, с. 62). Рукописи данного сочинения имеются в собрании Сеййида Мухаммада Мишката, а также в библиотеке Сеййида Насраллаха Такави Ахави (см.: там же). Сочинение было опубликовано Сеййидом Джалал ад-Дином Аштийани в сборнике «Раса’ил-е фальсафи» («Философские трактаты») (Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, Введение Бидарфара, с. 102—103).
  3. «Асрар ал-айат ва анвар ал-байанат» («Тайны айатов и свет очевидного») — сочинение разделено на три главы тарф («польза») и представляет собой подборку айатов о божественном знании, действиях Всевышнего Бога и возвращении твари к своему Творцу, за которыми следуют философские и суфийские притчи, соотнесенные с Кораном — автор около 1200 раз ссылается на Коран (его же, Тафсир-е суре-йе Джум‘а, там же; его же, Асрар ал-айат, Введение Ходжави, с. 16). Автограф сочинения имеется в библиотеке ‘Абд ал-Хусайна Техрани в Кербеле (Ака Бузург Техрани, т. 2, с. 39). Сочинение издавалось несколько раз, в том числе в 1319 г., в Тегеране с примечаниями Ахунда Муллы ‘Али Нури (там же; Садр ад-Дин Ширази. Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, Введение Бидарфара, с. 92, 109). Мухаммад Ходжави подготовил и издал перевод сочинения на персидский язык (Тегеран, 1363/1984).

Мулла Садра составлял свои трактаты-комментарии в разные хронологические периоды, в связи с чем в его работе наблюдается методологический разнобой. Некоторые его сочинения невелики по объёму и в них он не так уж далеко ушел от традиционных принципов комментаторов Корана. Например, в комментарии на суру «Бакара» («Корова», № 2), вслед за «Маджма‘ ал-байан» («Собрание разъяснений»), Садра отделяет литературную часть от остальных, дав последним общее наименование «смысл». Другие его комментарии более пространны и составлены в суфийском стиле: особенно это относится к трактатам, написанным им в конце жизни (Садр ад-Дин, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 3, с. 450—466).

Мулла Садра признавал наличие трех миров (дунйа, ахират и ‘алам-е илахийат) и полагал, что и коранические высказывания иногда указывают на явления очевидные и осязаемые (дунйа), иногда — на явления сокрытые (хакикат и батин-е ахират), а иногда — на явления глубинно сокрытые (батин-е батин или ‘алам-е илахийат) (см.: его же. Мафатих ал-гайб, с. 58). По этой же причине Садра критиковал тех, кто считал, что толкование Корана сводится к изучению вопросов, относящихся к лексикологии, литературе, рецитации и преданиям: он называл их «приверженцами речений и высказываний» или поклонниками и рабами мазхабов и мнений, а также стремящимися к страстям и желаниям (см.: там же, с. 30; его же. Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 7, с. 184).

В своем комментарии Мулла Садра поначалу обращается к толкованиям и воззрениям последователей различных общин, причем даже тех, которые не соответствуют его критериям, и таким образом, следуя методу большинства комментаторов, рассматривает вопросы грамматики, стиля, преданий, а также различий в способах чтения и высказываниях асхабов и их последователей и иногда подвергает их критике. В подобных случаях Садра пользуется такими известными комментариями, как «Тафсир» Нишапури, Байзави, Са‘алиби, ‘Али б. Ибрахим Куми и, в особенности, «Кашшаф» («Толкователь») Замахшари и «Маджма‘ ал-байан» (см.: Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур‘ан ал-Карим).

Нередко Мулла Садра для комментирования одних айатов использует другие. Например, в комментарии на суру «Хамд» (№ 1), состоящую всего из семи айатов, автор более сотни раз ссылается на другие айаты (Тахири, с. 58).

На втором этапе комментирования Корана Мулла Садра приводит свои рассуждения или же рассуждения тех, кого он называет «приверженцами раскрытия и указания» или «приверженцами Аллаха». Рассуждения эти включают в себя суфийские и философские рассказы. На этом этапе он использовал высказывания Ходжи ‘Абдаллаха Ансари, Байазида Бистами, Джунайда Багдади, Сахля Тустари и, особенно, Газали, Ибн ‘Араби и комментаторов сочинений последнего, таких как Садр ад-Дин Конйави и Кайсари — об их взглядах он отзывается в хвалебных тонах (см.: Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, с. 30, 104—110, 157—158, 327, 372—375, т. 2, с. 285—287, 366—367, т. 4, с. 314, 318—321; Тахери, с. 59). Обращается Садра и к суфийским стихам Маулави, ‘Аттара и Сана’и, которых считает философами (см.: Садр ад-Дин Ширази, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 3, с. 225, 352, т. 4, с. 16, 32, 175, 259, 405, т. 6, с. 23—24, 33, 89, т. 7, с. 285). В своем комментарии Мулла Садра приводит и собственные персидские стихи (см.: Там же, т. 4, с. 408, т. 6, с. 9—10, 34).

Мулла Садра обращается также к взглядам и сочинениям исламских и доисламских философов, говоря о них в панегирическом стиле. Садра приводит немало цитат относительно истолкования «неприсоединяющихся» букв из «Ресале-йе Найризийа» Абу ‘Али Ибн Сины, которого он считал наставником мусульманских философов (см.: там же, т. 1, с. 215—221, т. 6, с. 15—17), а также из труда «Исулуджийа» («Теология»), приписываемого Аристотелю, относительно трехчастного строения человека — эти сообщения Садра сравнивает с Кораном (см.: там же, т. 3, с. 106—107). Мулла Садра восхваляет и Аристотеля, передавая слова Пророка, говорившего о нем, что тот был одним из пророков, но люди не оценили его по достоинству (см.: там же, т. 3, с. 105—106). Садра сравнивает айат 122 суры «Ан‘ам» («Скот», № 6) с теорией Порфирия, которого он считает главой перипатетиков и величайшим из учеников Аристотеля (см.: там же, т. 7, с. 224—225). По мнению Муллы Садра, греческие философы до Платона служили подтверждением слов айата «Есть люди праведные, которые заключили договор с Аллахом…» («Ихзаб», 33: 23), и с незапятнанной душой и чистым сердцем были вознесены на небо. Он считал философов «насельниками дома мудрости» — подобно тому как имамы являются насельниками дома пророчества и наместничества — и воздавал им хвалу (там же, т. 7, с. 418).

В своём комментарии Мулла Садра приводит немало собственных философских и религиозно-мистических воззрений, подкрепляя их истинность кораническими айатами. К их числу относятся:

  1. наличие ступеней в познании абсолютной истины. Это означает, что каждое создание обладает долей знания истины в соответствии со ступенью бытия, на которой оно находится, так что даже идолопоклонники постигли частичку истины и потому, с определенной стороны, являются богопоклонниками, поскольку они поклоняются идолу, как Богу (там же, т. 2, с. 112, 317).
  2. первичность и единство творения, в том смысле, что в бытии не существует ничего, кроме сущности Истинного и Его действий, являющихся формой Его имён и местом явления Его качеств (его же, Асрар ал-айат, с. 24).
  3. личностное единство. Это означает, что Бог есть полнота истины (басит ал-хакикат) и всякое существо и совершенство этого существа пребывают ради Него и через Него обретают полноту света, обращенную к нам. Он по необходимости должен быть полнотой бытия, и Его полнота есть бытие (его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, с. 62).
  4. движение субстанций. Это означает, что все материальные субстанции, как небесные, так и земные, сущностно пребывают в изменяющемся состоянии: способность к изменению заложена в их природе, и они постоянно обновляются (там же, т. 1, с. 112, т. 2, с. 11, 268; его же, Мафатих ал-гайб, с. 364).
  5. дуга восхождения и нисхождения положения человека. Предел и главная цель природы каждого создания — истинный человек, начало и возвращение, или начало и конец божественного человека. Попечение и Промысл Истинного также от начала творения до скончания мира принадлежала лишь Ему (его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 1, с. 102).
  6. тождественность внешнего мира и мира образов: все, что Бог сотворил во внешнем мире, он сотворил и в мире образов — все же, что находится в мире образов существует также и в мире истины (гайб ал-гуйуб). Поэтому всё, что есть в этом мире является подобием и формой существующего в потустороннем мире. То же, что существует в потустороннем мире есть подобие для истин и первообразов, являющихся местом явления божественных имён (там же, т. 4, с. 166).
  7. душа телесна по возникновению и духовна по пребыванию: в душе заложены возможность её возникновения по причине способности к эволюционированию до ступени духовности и вечное пребывание души по причине ее духовного свойства (его же, Асрар ал-айат, с. 142—143).
  8. люди воскресают не во плоти: те, кто достиг совершенного знания, в миг призвания в присутствие Истины, будут абсолютно бестелесны, отделены от материального и пребудут в чине ангелов (его же, тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 6, с. 74).
  9. непостоянность адских мучений. Мулла Садра обстоятельно и в позитивном ключе передает аргументацию таких сторонников идеи непостоянности адских мучений, как Ибн ‘Араби, Садр ад-Дин Конйави и других комментаторов «Гемм мудрости», приводит немалое количество выдержек из «Мекканских откровений», «Гемм» и комментария к последним Дауда ал-Кайсари, а также подкрепляет эту идею хадисом благородного Пророка и словами Ибн Мас‘уда. При этом Садра отвечает противникам упомянутой идеи лишь в двух-трех строках (там же, т. 1, с. 365—377). В то же время, в ряде своих сочинений Мулла Садра высказывался против данной теории (см., например: там же, т. 9, с. 353).
  10. свобода от предписаний. Как пишет Мулла Садра, погруженные в мистические состояния (маджзубан) не имеют предписаний и поступают в соответствии со своим состоянием (хал) (его же, Мифтах ал-гайб, с. 486).
  11. призыв к свободе мысли и следованию доводам. Мулла Садра не считает высокое положение человека мерилом правильности его взглядов и осуждает тех, кто, будучи предводителями веры, принуждают своих последователей слепо подражать другим, а также тех, кто подтверждает свои религиозные взгляды чудесами или высказываниями других людей (его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим, т. 2, с. 62, 295, т. 3, с. 376—378, т. 5, с. 13). По его мнению, совершенство и поклонение заключаются в свободе мысли (там же, т. 2, с. 124).

Лит.: Ака Бузург Тихран,Аз-Зари‘а ила тасаниф аш-ши‘а, изд. ‘Али-Наки Мунзави ва Ахмад Мунзави, Бейрут, 1403/1983; Мухаммад б. Ибрахим Садр ад-Дин Ширази, Асрар ал-айат [Тайны айатов], Тегеран, 1363/1984; Его же, Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим [Толкование Священного Корана], Кум, 1379—1380/2000—2001; Его же, Тафсир-е суре-йе Джум‘а [Толкование суры «Собрание»], Тегеран, 1363/1984; Его же, Тафсир-е суре-йе Ваки‘а [Толкование суры «Падающее»], Тегеран, 1363/1984; Его же, Тафсир-е суреха-йе Тарик, А‘ла и Зилзал [Толкование сур «Идущий ночью», «Высочайший» и «Землетрясение»], Тегеран, 1363/1984; Его же, Мифтах ал-гайб [Ключи от сокровенного мира], Тегеран, 1363/1984; Садр ад-Дин Тахири, Гузареш-и аз тафасир-е Садр ал-мута’лихин бар Кур’ан-е Карим [О комментарии к Священному Корану Садра ал-мута’лихин], «Херад-наме-йе Садра» [Книга мудрости Садры],№ 1 (Ордибехешт 1374/1995).

Акбар Сабут

О alquran.ru

О alquran.ru

Коран – главный источник ислама для всех мусульман. Эта священная книга разъясняет основы исламского вероучения, как то: вероубеждение (акыда), мораль (ахлак) и закон (ахкам). Понять Коран только через чтение невозможно, нужно еще правильное осмысление его терминологии и смыслов. Более тысячи лет мусульманские богословы работают над лучшим пониманием Корана. Плодом их стараний явились фундаментальные труды, значение которых трудно переоценить. В этой связи сайт www.alquran.ru предоставляет всем…
Подробнее ...

связаться с нами

7120