И‘джаз ал-Кур’ан

Опубликовано в Коранические науки

название проблемной дискуссии в коранистике, развернувшейся вокруг представления о «чудесности Священного Корана» и всестороннего изучения этого представления. В то же время, упомянутая дискуссия связана с различными вопросами в области мусульманского спекулятивного богословия (калам) и арабской литературы.

Форма и‘джаз происходит от корня ‘аджаза со значением «становиться / делать бессильным». Глубинной причиной формирования дискуссии относительно неподражаемости Корана (и‘джаз ал-Кур’ан) является то обстоятельство, что в мусульманской культуре Священный Коран считается важнейшим из чудес благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!). Однако одно из преимуществ Священного Корана заключается в том, что, будучи неподражаемым, он является законодательной Книгой и, в действительности, претендует на самостоятельное доказательство собственной истинности.

Хотя и‘джаз не является кораническим выражением, всё же в самом Священном Коране есть указания на собственную «чудесность». Известно, что некоторые из противников благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!) считали айаты, повествующие о ниспослании Священного Корана, «речью людской» (Завернувшийся, 74:25) и притязали на то, что, если они захотят, то и сами смогут заговорить словами подобного рода (Добыча, 8:31). Однако в Священном Коране утверждается божественный характер этих «речений» и повторение их считается невозможным (Гора, 52:33—34). В Священной Книге противникам предлагается в подтверждение своих притязаний привести 10 сур или хотя бы одну суру, подобную коранической (Йунус, 10:38; Худ, 11:13) и тут же говорится, что они не преуспеют в этом (Корова, 2:24). Данное утверждение невозможности повторить Священное Слово, ставшее известным в мусульманской культуре в рамках термина тахадди («вызов», «стремление к состязанию»), в действительности констатирует бессилие (‘аджз) неверующих в подобном деле или иными словами — провозглашает неподражаемость Корана (и‘джаз).

Тема «вызова» (тахадди) не только при жизни благородного Пророка (да благословит Аллах его и род его!), но и в последующие периоды привлекала внимание мусульманских учёных, как на яснейший признак неподражаемости Корана и истинности пророческой миссии Мухаммада опиравшихся на тот факт, что в течение всей истории существования ислама не было ни одного человека, способного создать что-либо подобное Священному Корану. Ввиду своей связи с таким разделом мусульманской догматики, как нубувва («признание пророческой миссии Мухаммада»), проблематика неподражаемости Корана (и‘джаз) проникла богословские круги и труды по каламу. Это обстоятельство послужило причиной возникновения теоретических споров по проблеме неподражаемости Корана.

Одним из первых богословов, обратившихся к проблеме неподражаемости Корана, был Ибрахим Низам, утверждавший, что характер этой неподражаемости заключался не в особых красноречии и организации текста — чудо же состоит в том, что всякий раз когда кто-либо из противников решает создать «речения», подобные Корану, по воле Аллаха, притязание «отводится» от него (сарф), и этот человек получает грозный запрет прилагать усилия к его реализации (см.: Шахрастани 1, с. 58; Суйути. ал-Иткан 4, с. 7). Эта точка зрения, в связи со словами «отвёл притязания на состязание» (сарафа ад-дава‘и ‘ан му‘аридахи), получила известность как концепция ас-сарфа («отклонение»). Согласно данной теории, неподражаемость Корана в действительности находится за пределами Священного Текста.

Теория ас-сарфа не встретила широкой поддержки даже в му‘тазилитской среде, однако неизменно привлекала к себе ограниченное число последователей. В этой связи стоит упомянуть, что некоторые учёные-имамиты, например, Шайх Муфид и Саййид Муртеза, защищали эту теорию в своих комментариях (см.: Муфид, с. 18; Саййид Муртеза. Джавабат, с. 323—327. Ср.: Раванди 3, с. 981). Безусловно, следует иметь в виду, что в рамках теории ас-сарфа мусульманскими учёными в тафсирах высказывались самые разные точки зрения относительно особенностей этого «отклонения» (см., например: Ибн ‘Атийа 1, с. 71—72; Фахр ад-Дин 2, с. 115—116. Критику и исследование преданий об ас-сарфа см.: Ма‘рифат 4, с. 137—190).

Ещё одной теорией, в течение долгих веков существовавшей наряду с прочими концепциями, является ахбар ал-гайб («известия о сокровенном») или иными словами — сообщения о будущих и даже прошлых событиях, истинность которых уже подтвердилась. На самом деле среди мусульманских учёных невозможно найти противника этой теории, однако самобытные исследователи по разному оценивали её в качестве одного из аспектов неподражаемости Корана. Если среди учёных раннего периода были такие, которые считали ахбар ал-гайб главным аспектом неподражаемости Корана (см.: Хаттаби, с. 23—24), то, начиная с Ибрахима Низама и вплоть до современных исследователей, этот аспект рассматривался всего лишь как один из аспектов неподражаемости Корана на фоне независимого основного аспекта (о Ибрахиме Низаме см.: Шахрастани. Там же; дискуссию о предыстории научного подхода к изучению неподражаемости Корана см.: Химси, с. 88—93).

Другой теорией, считающейся важной и, возможно, самой влиятельной на протяжении всей истории существования дискуссии вокруг характера неподражаемости Корана, является вопрос об организации текста последнего (назм). Первым, кто чётко объяснил данную теорию, считается му‘тазилитский литератор и богослов ‘Амр б. Бахр Джахиз. Упомянутая теория, в отличие от ас-сарфа, основана на том, что Коран сам по себе является неподражаемым словом, а потому нет никого, кто оказался бы в состоянии создать нечто подобное. В рамках этой теории препятствием, отклоняющим противников от создания текста, подобного Корану, считается особое качество, заключённое в самой Священной Книге, а именно — специфическая организация её текста. Джахиз разъясняет данную теорию в книге под названием Назм ал-Кур’ан [Организация текста Корана]. К настоящему времени не сохранилось ни одной рукописи данного сочинения, поэтому сведения о его содержании можно получить только из упоминаний в прочих трудах Джахиза, а также в работах других авторов. Вкратце можно сказать, что в рамках этой теории Джахиз считал, что организация и композиция текста Корана отличается от таковых в прочих литературных памятниках по двум аспектам, и подвергал критике мнение о том, что человек неспособен естественным образом создать текст, подобный Корану (см.: Суйути. ал-Иткан 4, с. 6—7. См. также: Махлуф, с. 39—41).

В последующие столетия теория об особой организации текста Корана оказалась в центре внимания как среди богословов, так и среди литераторов, вдохновляя учёных различных религиозных течений. В области спекулятивного богословия (калам) после Джахиза такие му‘тазилитские учёные, как Ибн Ахшид и Абу ‘Али Хасан б. ‘Али б. Наср, создали сочинения под названием Назм ал-Кур’ан [Организация текста Корана], тем самым продолжив путь Джахиза (об этих сочинениях см.: Ибн ан-Надим, с. 41). Однако эта теория оставила значительный след и в учениях других богословских школ.

Наиболее существенным примером распространения упомянутой теории в аш‘аритском богословии является сочинение И‘джаз ал-Кур’ан [Неподражаемость Корана] Кази Абу Бакра Бакиллани. По словам автора (с. 7), в своём труде он намеревался подробнее изложить те вопросы организации текста Корана, которых Джахиз коснулся лишь вскользь. Хотя Бакиллани, как мог, пытался придать своему тексту богословский характер, всё же поневоле значительную его часть он посвятил проблемам риторики, пустившись в изучение стилистики текста Корана и её особенностей. В одной из частей своего труда Бакиллани со всей очевидностью заявляет, что неподражаемость Корана связана с его стилистикой — Коран занимает высшую ступень в области стилистики с точки зрения организации текста и его гладкости, а также с точки зрения красоты слов, мелодичности и плавности языка (см.: с. 419).

Наибольшее распространение теория об организации текста Корана получила в трудах авторов, старавшихся, разъясняя литературные и риторические приёмы, отчётливее прояснить неподражаемость текста Корана. Китаб ас-сана‘атайн [Книга о двух способах организации речи] Абу Хилала ‘Аскари (ум. ок. 400 г. х. / 1010 г. н.э.), будучи литературным сочинением и повествуя о двух формах речи — поэзии и прозе, тем не менее связана с концепцией неподражаемости Корана, поскольку доказательство последней является главным стимулом для её составления. Согласно утверждению автора во Введении, если человек будет пренебрегать риторикой и стилистикой, он никогда не сумеет постичь неподражаемость Корана в таких его качествах, как композиционное изящество и структурное совершенство (см.: Абу Хилал, с. 2. См. также: Махлуф, с. 52—53).

В продолжение деятельности Джахиза и Абу Хилала в качестве поворотного пункта следует упомянуть ‘Абд ал-Кахира Джурджани (ум. 471 г. х. / 1078 г. н.э.), который, движимый стремлением объяснить феномен неподражаемости Корана, шёл по пути кодификации риторики как науки. При беглом знакомстве с Введением к книге Дала’ил ал-и‘джаз фи ‘илм ал-ма‘ани [Доводы в пользу неподражаемости <Корана> в науке о смысле] (статьи «ха» — «сад», с. 2—8) можно видеть, что автор, поставив во главу угла теорию об организации текста Корана (назм), исследует различные аспекты арабского языка и при этом подчёркивает, что неподражаемость Корана восходит к области риторики. Далее, для того чтобы получить возможность для более глубокого понимания неподражаемости Корана, Джурджани пускается в изложение различных аспектов стилистики и риторики, а также прояснение разнообразных видов организации текста. Создав два своих непреходящих сочинения — Дала’ил ал-и‘джаз и Асрар ал-балага [Тайны риторики], он сделал первый шаг в этом направлении. Следует отметить, что помимо двух упомянутых работ, Джурджани также вкратце отразил свою точку зрения относительно теории об организации текста и риторике в трактате под названием ар-Рисала аш-шафийа фи и‘джаз ал-Кур’ан [Трактат, дающий необходимое <знание> о неподражаемости Корана] (см.: с. 117—158).

При беглом рассмотрении важнейших признаков, говорящих в пользу неподражаемости Корана, необходимо также указать на фактор непостижимого воздействия Корана на слушателей, впервые отмеченный Абу Сулайманом Хаттаби (ум. 388 г. х. / 998 г. н.э.). Последний в своём трактате, посвящённом неподражаемости Корана, подвергает критике различные точки зрения, высказанные в этой области, и в конце в качестве завершающего аккорда намечает свою теорию, на которую, по его собственным словам, прежде мало кто обращал внимание — это воздействие Корана на сердца и его влияние на души людей. Хаттаби поясняет, что во время слушания Корана человека охватывает такое наслаждение и услада, а иногда такой страх и трепет, что другие слова становятся ему неизвестными. По мнению Хаттаби, это влияние приобретает смысл для всякого, кто знаком с арабским языком: одним из примеров удивительного влияния Корана на противников ислама является изменение состояния главы политеистов ‘Утбы б. Раби‘а, наступившее после прослушивания нескольких айатов суры «Разъснены» (№ 41) (см.: Хаттаби, с 70—71).

Теория Хаттаби в течение долгих веков не встречала особого внимания среди учёных. В числе редких случаев можно указать на концепции Бакиллани и андалусского комментатора Ибн ‘Атийи (ум. 542 г. х. / 1147 г. н.э.), которые можно трактовать как дополнение теории Хаттаби теорией об организации текста Корана (см.: Бакиллани, с. 419; Ибн ‘Атийа 1, с. 71—72). Новую форму этой концепции можно найти в таких выражениях, как джазабе-йе рухи («духовное притяжение»), принадлежащих таким самобытным теоретикам, как Хибат ад-Дин Шахрастани, Мухаммад-Хусейн Кашеф ал-Гата’и, Мухаммад Рашид Реза и Мустафа Садек Рафе‘и (см.: Ма‘рифат 4, с. 103).

В завершение разговора о существующих теориях относительно неподражаемости Корана необходимо напомнить, что упомянутые случаи представляют собой только наиболее важные примеры этих теорий. Кроме того, на протяжении веков теоретики не считали необходимым принимать только один из аспектов неподражаемости Корана. Именно поэтому во многих рассуждениях учёных относительно концепции неподражаемости Корана нередко затрагиваются её различные аспекты, но иногда один из аспектов делается базовым. Например, построение, состоящее из различных аспектов неподражаемости Корана, можно видеть в рассуждении известного му‘тазилитского богослова ‘Али б. ‘Исы Румани (ум. 384 г. х. / 994 г. н.э.) (см.: Румани, с. 75 и далее; Ибн Хамза 3, с. 367—413; Суйути. Му‘тарак, с. 12 и далее. О концепциях поздних учёных см.: Ма‘рифат 4, с. 103—136).

 

Список источников см. в конце статьи.

 

Мухаммад Хади Ма‘рифат

 

Библиография по проблеме неподражаемости Корана.

Начиная с «эпохи фиксации» (‘аср ад-тадвин) вплоть до настоящего времени, в течение многих веков мусульманские учёные записывали свои рассуждения и излагали свои теории по проблеме неподражаемости Корана как в виде отдельных разделов своих трудов, так и в форме самостоятельных сочинений. Среди самостоятельных сочинений в первую очередь упоминаются произведения двух му‘тазилитских богословов — И‘джаз ал-Кур’ан [Неподражаемость Корана] Абу ‘Умара Мухаммада б. ‘Умара Бахили, му‘тазилита из Басры, современника Абу ‘Али Джуббаи, и И‘джаз ал-Кур’ан фи назмихи ва та’лифихи [Неподражаемость Корана в его структуре и композиции] Абу ‘Абдаллаха Мухаммада б. Зайда Васити (ум. 306 г. х. / 918 г. н.э.), му‘тазилита из Багдада. Ибн ан-Надим указывает на них без каких-либо пояснений (с. 41, 219, 20). До наших дней не сохранилось ни одной рукописи этих сочинений.

Вот некоторые из наиболее важных трудов:

1—2. ан-Нукат фи и‘джаз ал-Кур’ан [Тонкости в неподражаемости Корана] багдадского му‘тазилита ‘Али б. ‘Исы Румани (ум. 384 г. х. / 994 г. н.э.) и Байан и‘джаз ал-Кур’ан [Разъяснение о неподражаемости Корана] Абу Сулаймана Хамда б. Мухаммада Хаттаби (ум. 388 г. х. / 998 г. н.э.), учёного-традиционалиста из Хорасана. Оба этих сочинения были изданы в Египте в 1376 г. х. / 1956 г. н.э. в сборнике Салас раса’ил фи и‘джаз ал-Кур’ан [Три трактата о неподражаемости Корана] и в дальнейшем неоднократно переиздавались (о популярности ан-Нукат см.: Раудани, с. 123).

3. И‘джаз ал-Кур’ан Кази Абу Бакра Бакиллани (ум. 403 или 404 г. х. / 1013 или 1014 г. н.э.), выдержавшее несколько изданий и ставшее предметом исследования ряда учёных, например, ‘Абд ар-Рауфа Махлуфа.

4. Дала’ил ал-и‘джаз фи ‘илм ал-ма‘ани [Доводы в пользу неподражаемости <Корана> в науке о смысле] ‘Абд ал-Кахира Джурджани (ум. 471 г. х. / 1078 г. н.э.), одного из пионеров-создателей арабской риторики. Сочинение неоднократно издавалось и стало темой для многочисленных исследований (например: Назарийа ‘Абд ал-Кахир фи назм [Теория ‘Абд ал-Кахира об организации текста Корана] Дарвиша Джанди (Каир, 1960)).

5. ар-Рисала аш-шафийа фи и‘джаз ал-Кур’ан [Трактат, дающий необходимое <знание> о неподражаемости Корана] ‘Абд ал-Кахира Джурджани. Это сочинение является третьим в сборнике Салас раса’ил (другое издание, в одном томе с Дала’ил ал-и‘джаз, было подготовлено Махмудом Шакиром (Каир, 1984)).

6. Нихайат ал-иджаз фи дирайат ал-и‘джаз [Предел краткости в размышлении о неподражаемости <Корана>] известного богослова Фахр ад-Дина Рази (ум. 606 г. х. / 1209—1210 г. н.э.). Издано в типографии ал-Идаб в 1317 г. х. / 1899—1900 г. н.э.

7—9. ат-Тибйан фи ‘илм ал-байан ал-муттали‘ ‘ала и‘джаз ал-Кур’ан [Разъяснение о стилистике, свидетельствующей о неподражаемости Корана], ал-Бурхан ал-кашиф ‘ан и‘джаз ал-Кур’ан [Очевидное доказательство неподражаемости Корана] и ал-Маджид ‘ан и‘джаз ал-Кур’ан ал-маджид [Славная книга о неподражаемости Великого Корана]. Все три сочинения принадлежат перу Камал ад-Дина Зумлкани (ум. 651 г. х. / 1253 г. н.э.). ат-Тибйан был издан Ахмадом Матлубом и Хадиджой Хадиси в 1383 г. х. / 1964 г. н.э. в Ираке, ал-Бурхан, иногда приписываемый внуку автора, Абу-л-Ма‘али б. Зумлкани (ум. 727 г. х. / 1327 г. н.э.), был опубликован теми же исследователями в 1394 г. х. / 1974 г. н.э., а ал-Маджид был издан в Египте в 1410 г. х. / 1989 г. н.э. Ша‘баном Салахом.

10. ал-Бурхан фи и‘джаз ал-Кур’ан [Доказательство в пользу неподражаемости Корана] египетского литератора Ибн Аби Асба‘ Заки ад-Дина ‘Абд ал-‘Азима (ум. 654 г. х. / 1256 г. н.э.). Автор сам говорит о наличии у него подобного сочинения в других своих работах (с. 15), а Арберри сообщает о рукописи этого труда, хранящейся в библиотеке Честер Битти (Дублин) (см.: Арберри, № 4255).

11. Му‘тарак ал-акран фи и‘джаз ал-Кур’ан [Ристалище для соперников по поводу неподражаемости Корана] Суйути (ум. 911 г. х. / 1505 г. н.э.) — наиболее полное сочинение о различных аспектах неподражаемости Корана. Неоднократно издавалось.

12. ал-Икан фи и‘джаз ал-Кур’ан [Уверенность в неподражаемости Корана] выдающегося представителя шейхизма Мухаммада Карим-хана Кермани (ум. 1288 г. х. / 1871 г. н.э.). Издано в сборнике Маджму‘ат ар-раса’ил [Собрание посланий] в 1354/1975 г. в Кермане (пример неподражаемости коранических букв см.: Мирас, т. 8, текст № 4).

Среди недошедших до нас сочинений, посвящённых рассматриваемой тематике, можно указать следующие: И‘джаз ал-Кур’ан африканского учёного-маликита Ибн Аби Зайда Кайравани (ум. 386 г. х. / 996 г. н.э.) (Захаби 17, с. 11); труд с тем же названием, принадлежащий перу шафи‘итского факиха Ибн Саррака Басри (ум. 410 г. х. / 1019 г. н.э.) (Суйути. ал-Иткан 3, с. 4); ал-Калам фи вуджух и‘джаз ал-Кур’ан [Слово о ликах неподражаемости Корана] и Джавабат Аби-л-Хасана Сабта ал-Ма‘афи б. Закарийи фи и‘джаз ал-Кур’ан [Ответы Аби-л-Хасана Сабта ал-Ма‘афи б. Закарийи относительно неподражаемости Корана] — авторство обоих сочинений принадлежит известному имамитскому учёному Шайху Муфиду (ум. 413 г. х. / 1022 г. н.э.) (Наджаши, с. 400); ал-Муваддах ‘ан джихат и‘джаз ал-Кур’ан йа ас-сарфа [Разъяснённое о причине неподражаемости Корана или «отклонение»] ещё одного выдающегося имамитского деятеля Саййида Муртезы (ум. 436 г. х. / 1044 г. н.э.) (Его же, с. 270; Саййид Муртеза. аз-Захира, с. 378; Туси, с. 125); И‘джаз ал-Кур’ан имамитского учёного V в. х. / XI в. н.э. Мухсена б. Хасана Нишапури Хаза‘и (Мунтаджаб ад-Дин, с. 156) и сочинение с таким же названием, принадлежащее перу ‘Али б. Зайда Байхаки (ум. 565 г. х. / 1170 г. н.э.), известного хорасанского учёного (Йакут 13, с. 225).

В настоящее время вопрос о неподражаемости Корана является предметом самостоятельных исследований, среди которых, в качестве историко-описательных, можно назвать следующие сочинения: И‘джаз ал-Кур’ан Мустафы Садика Рафе‘и (Каир, 1346/1928); И‘джаз ал-Кур’ан фи мазхаб аш-ши‘ийа ал-имамийа [<Вопрос о> неподражаемости Корана в имамитском ши‘изме] Тауфика ал-Факики (издано в: Рисалат ал-ислам [Трактат об исламе] (Каир, 1370/1951, ч. 3, № 3)); Та’рих фикрат и‘джаз ал-Кур’ан мунзу-л-ба‘са ан-нубуввийа хатта ‘асарна ал-хадир [История концепции о неподражаемости Корана, начиная с эпохи деятельности Мухаммада вплоть до настоящего времени] На‘има Хомси (см. Список источников); Татаввур дирасат и‘джаз ал-Кур’ан ва асаруха фи-л-балага ал-‘арабийа [Эволюция учения о неподражаемости Корана и его влияние на арабскую риторику] ‘Умара Муллахавиша (Багдад, 1392/1972); И‘джаз ал-Кур’ан байна-л-му‘тазилат ва-л-аш‘рийат [Неподражаемость Корана у му‘тазилитов и аш‘аритов] Мунира Султана (Каир, 1977) и статью И‘джаз ал-Кур’ан фон Грюнебаума в «Энциклопедии ислама» (EI III, 2, p. 1018—1020).

 

Список источников:

 

Абу Хилал ‘Аскари, Хасан. Китаб ас-сана‘атайн [Книга о двух способах организации речи]. Каир, 1971.

Бакиллани, Мухаммад. И‘джаз ал-Кур’ан [Неподражаемость Корана] / Подг. Мухаммад Сакр. Каир, 1374/1954.

Джурджани, ‘Абд ал-Кахир. Дала’ил ал-и‘джаз фи ‘илм ал-ма‘ани [Доводы в пользу неподражаемости <Корана> в науке о смысле] / Подг. Мухаммад Рашид Реза. Каир, 1331/1913.

Его же. ар-Рисала аш-шафийа фи и‘джаз ал-Кур’ан [Трактат, дающий необходимое <знание> о неподражаемости Корана] // Салас раса’ил фи и‘джаз ал-Кур’ан [Три трактата о неподражаемости Корана] / Подг. Мухаммад Халафаллах и Мухаммад Заглул Салам. Каир, 1991.

Захаби, Мухаммад. Сийар а‘лам ан-нубала’ [Жизнеописание высшей знати] / Подг. Шу‘айба Арнаута и др. Бейрут, 1405/1985.

Ибн Аби Асба‘, ‘Абд ал-‘Азим. Бади‘ ал-Кур’ан [Красноречие Корана] / Подг. Хафна Мухаммад Шариф. Каир: Дар нехзат Миср ли-т-таб‘ ва-н-нашр, б.г.

Ибн ‘Атийа, ‘Абд ал-Хакк. ал-Мухаррир ал-ваджиз [Краткий редактор] / Подг. Ахмад Садик Маллах. Каир, 1394/1974.

Ибн ан-Надим. ал-Фихрист [Библиографический справочник]. Б.м., б.г.

Ибн Хамза, Йахйа. ат-Тираз [Образец]. Каир, 1332/1914.

Йакут ал-Хамави. Му‘джам ал-удаба [Словарь литераторов]. Б.м., б.г.

Ма‘рифат, Мухаммад-Хади. ат-Тамхид фи ‘улум ал-Кур’ан [Введение в коранистику]. Кум: Му’ассисат ан-нашр ал-ислами, б.г.

Махлуф, ‘Абд ар-Ра’уф. ал-Бакиллани ва китабуху И‘джаз ал-Кур’ан [ал-Бакиллани и его книга И‘джаз ал-Кур’ан]. Бейрут, 1978.

Мирас-е ислами-йе Иран [Мусульманское наследие Ирана]. Т. 8 / Подг. Расул Джа‘фарийан. Кум, 1377/1998.

Мунтаджаб ад-Дин, ‘Али. ал-Фихрист [Библиографический справочник] / Подг. ‘Абд ал-‘Азиз Табатабаи. Кум, 1404/1984.

Муфид, Мухаммад. Ава’ил ал-макалат [Начала речений] / Подг. Махди Мухаккека. Тегеран, 1372/1993.

Наджаши, Ахмад. ар-Риджал [Деятели] / Подг. Муса Забири Шабири. Кум, 1407/1987.

Раванди, Са‘ид. ал-Хара’идж ва-д-джара’их [Нарывы и ранения]. Кум, 1409/1989.

Раудани, Мухаммад. Силат ал-халаф [Связь с потомками] / Подг. Мухаммад Хиджжи. Бейрут, 1408/1988.

Румани, ‘Али. ан-Нукат фи и‘джаз ал-Кур’ан [Тонкости в неподражаемости Корана] // Салас раса’ил (см. Джурджани).

Саййид Муртеза, ‘Али. Джавабат ал-маса’ил ар-расийат ал-ула [Ответы на первостепенные вопросы] // Раса’ил аш-Шариф ал-Муртеза [Трактаты Шарифа Муретезы] / Подг. Ахмад Хусейни. Кум, 1405/1985.

Его же. аз-Захира [Припасы] / Подг. Ахмад Хусейни. Кум, 1411/1991.

Священный Коран. Б.м., б.г.

Суйути, Джалал ад-Дин. ал-Иткан фи ‘улум ал-Кур’ан [Совершенство в науках о Коране] / Подг. Мухаммад Абу-л-Фазл Ибрахим. Каир, 1387/1967.

Его же. Му‘тарак ал-акран фи и‘джаз ал-Кур’ан [Ристалище для соперников по поводу неподражаемости Корана] / Подг. Ахмад Шамс ад-Дин. Бейрут, 1408/1988.

Туси, Мухаммад. ал-Фихрист [Библиографический справочник]. Наджаф, 1380/1960.

Фахр ад-Дин Рази, Мухаммад. ат-Тафсир ал-кабир [Великий комментарий]. Каир: ал-Матба‘ ал-бахийа, б.г.

Хаттаби, Хамд. Байан и‘джаз ал-Кур’ан [Разъяснение о неподражаемости Корана] // Салас раса’ил (см. Джурджани).

Хомси, На‘им. Та’рих фикрат и‘джаз ал-Кур’ан мунзу-л-ба‘са ан-нубуввийа хатта ‘асарна ал-хадир [История концепции о неподражаемости Корана, начиная с эпохи деятельности Мухаммада вплоть до настоящего времени]. Дамаск, 1374/1955.

Шахрастани, Мухаммад. ал-Милал ва-н-нихал [Книга о религиях и сектах] / Подг. Мухаммад Бадран. Каир, 1375/1956.

Arberry; EI 2.

О alquran.ru

О alquran.ru

Коран – главный источник ислама для всех мусульман. Эта священная книга разъясняет основы исламского вероучения, как то: вероубеждение (акыда), мораль (ахлак) и закон (ахкам). Понять Коран только через чтение невозможно, нужно еще правильное осмысление его терминологии и смыслов. Более тысячи лет мусульманские богословы работают над лучшим пониманием Корана. Плодом их стараний явились фундаментальные труды, значение которых трудно переоценить. В этой связи сайт www.alquran.ru предоставляет всем…
Подробнее ...

связаться с нами

5148