V. История мусульманской экзегетики в последующие века (X в. х. / XVI в. н.э. и далее)

Опубликовано в Коранические науки

В течение нескольких десятилетий на рубеже IX—X вв. х. / XV—XVI вв. н.э. произошли значительные события в истории мусульманского мира, оказавшие влияние на общее развитие истории культуры. Открытие морского пути из Европы в Индийский океан в 903 г. х. / 1498 г. н.э., положившее начало присутствию европейцев на мусульманском побережье Атлантического и Индийского океанов, образование государства Сафавидов в Иране в 907 г. х. / 1502 г. н.э. и превращение османского государства в империю в период с 918 г. х. / 1512 г. н.э по 926 г. х. / 1520 г. н.э. — лишь некоторые из этих событий. В XI—XII вв. х. / XVII—XVIII вв. н.э. в среде различных мусульманских религиозных течений, начиная от ханбалитов и кончая имамитами, а также в официальных религиозных и суфийских кругах наблюдается широкая волна стремлений по очищению религии от чужеродных напластований и возвращение к первоначальной чистой вере. Султан Селим (правил 918—926 гг. х. / 1512—1520 гг. н.э.), захватив Сирию, Египет, а затем и более обширные области мусульманского мира, в политическом отношении подчинил Османскому государству значительную часть территории, занимаемой суннитами, и тем самым ещё сильнее придал сафавидско-османскому противостоянию, противоборству шиитского меньшинства суннитскому большинству социально-экономический оттенок.

Нежелание суннитских кругов продолжать традиции прежней коранической экзегетики ограничило бытование существующих жанров, породив своего рода стагнацию в области комментаторской литературы. Деятельность пуристических и возрожденческих кругов положила начало салафитскому комментарию у суннитов и ахбаритскому комментарию у имамитов, в целом усилив противостояние имамитов с суннитами в области экзегетической литературы.

1. Многообразие жанров

Комментарий, основанный на предании (тафсир ал-ма’сур), имевший широкое распространение в Средние века, в последующие столетия был перемещён суннитами на периферию, так что в этот период не зафиксировано ни одного его яркого образчика. Такие сочинения, как представляющее собой извлечение хадисов из тафсира Байзави ал-Фатх ал-самави [Небесное Откровение] Зайн ад-Дина ‘Абд ар-Ра’уфа Манави (ум. 1031 г. х. / 1621 г. н.э.; Хаджжи Халифа 1, с. 193) и Фатх ал-кадир ал-джами‘ байна фанни ад-дирайат ва-р-ривайат мин ‘илм ат-тафсир [Откровение Всемогущего, разъясняющее искусство умозрения и опоры на предания в науке о толковании] Шаукани (ум. 1250 г. х. / 1834 г. н.э.), несмотря на традиционалистскую тенденцию их авторов, не могут быть отнесены к жанру тафсир ал-ма’сур в полном значении этого понятия. В области юридического тафсира и ахкам ал-Кур’ан в недрах суннитских религиозных течений также не появилось ярких сочинений (Хаджжи Халифа 1, с. 20; настоящая Энциклопедия 6, с. 679—680). При этом в постсредневековый период в имамитской среде процветали как тафсир ал-ма’сур, так и юридический комментарий (см. главу «Имамиты»).

В области комментариев, тяготеющих к умозрительным наукам, появилось несколько небольших и малозначительных сочинений: ряд отдельных комментариев на суры «Неверные» (№ 109) и «Очищение» (№ 112), а также «Вопрос и ответ о Коране» известного философа Джалал ад-Дина Давани (ум. 918 г. х. / 1512 г. н.э.; Ака Бузург 4, с. 336, 337; Эдирнави, с. 381; Зерекли 6, с. 32), комментарий на суру «Человек» (№ 76) и комментарий на полях (хашийе) на ал-Кашшаф имамитского богослова и философа Гийас ад-Дина Даштаки (ум. 948 г. х. / 1542 г. н.э.; Зерекли 7, с. 304), Тафсир-е Харави [Гератский комментарий] Муллы ‘Али Кари (ум. 1001 г. х. / 1593 г. н.э.; Эдирнави, с. 405; Зерекли 5, с. 12), ввиду интересов автора, вероятно, обладавший и богословским значением, комментарий на айат «… нет ничего подобного ему» («Совет», 42:11) Йусуфа б. Мухаммад-хана Карабаги (ум. после 1030 г. х. / 1621 г. н.э.; Зерекли 8, с. 252), а также персоязычный комментарий афганского учёного Мухаммада б. Мухаммада Аслама Мира Захида (ум. 1101 г. х. / 1690 г. н.э.), известного своим знанием калама и философии (Там же, т. 7, с. 65). Единственным заслуживающим внимания исключением являются экзегетические труды Садр ад-Дина Ширази (ум. 1050 г. х. / 1640 г. н.э.), основателя философии «Высшей мудрости»: его Тафсир ал-Кур’ан ал-Карим [Комментарий к Священному Корану] (изд. Кум, 1366/1987) включает в себя толкование ряда сур, а Китаб асрар ал-айат [Книга тайн айатов] (изд. Тегеран, 1360/1981) построена по тематическому принципу. Далее, необходимо упомянуть о комментариях-хашийе на оба эти сочинения Муллы Садра, выполненных Мауланой ‘Али Нури (ум. 1246 г. х. / 1830—1831 г. н.э.; изд. в сопровождении текста исходных сочинений; см. также: Каххале 7, с. 54), а также об отдельной работе последнего, посвящённой толкованию суры «Очищение» (№ 112) (Хонсари 4, с. 392).

Учитывая тот факт, что в поздний период многие учёные склонялись к суфизму, следует остерегаться называть «суфийским комментарием» написанные ими труды по экзегетике. При этом в упомянутый период комментарии, в которых преобладающую роль играет мистическое учение, писались реже. Это, например: комментарий Мухаммада б. ‘Умара Курда-эфенди (ум. 996 г. х. / 1588 г. н.э.), шайха братства халватийа в Турции (Зухрувайда, с. 4—5), четырёхтомный комментарий на суры «Скот» (№ 6), «Пещера» (№ 18) и «Победа» (№ 48) египетского суфия Мухаммада б. Мухаммада Бакри, по прозвищу Тадж ал-‘арифин («Венец знающих») (ум. 1007 г. х. / 1599 г. н.э.), комментарий на суру «Высочайший» (№ 87) Мухаммада б. Мухаммада Бахши Бакфалуни (ум. 1098 г. х. / 1687 г. н.э.), одного из алеппских шайхов братства халватийа (Там же, т. 7, с. 65), комментарий на суру «Иосиф» (№ 12) Йа‘куба б. Мустафы Фанайи (ум. 1149 г. х. / 1736 г. н.э.), одного из амасийских шайхов братства джилватийа (Там же, т. 8, с. 202). Обычно это частичные комментарии. В качестве исключения можно назвать такой суфийский комментарий, созданный в поздний период, как объёмный и полный тафсир Рух ал-байан [Дух разъяснения] Исма‘ила Хакки Бурусави (ум. 1137 г. х. / 1725 г. н.э.), одного из шайхов братства джилватийа в Турции. В своём труде автор стремился собрать материалы из прежних суфийских комментариев, а также экзегетическую проблематику из других суфийских сочинений и таким образом составить наиболее полный компендиум, посвящённый суфийской экзегезе (см.: настоящая Энциклопедия 8, с. 666—667). Ещё одним важным сочинением является ал-Бахр ал-мадид [Широкое море] Ахмада б. Мухаммада б. ‘Аджибы (ум. 1224 г. х. / 1809 г. н.э.), принадлежащего к магрибинскому братству даркавийа (см.: настоящая Энциклопедия 4, с. 214).

В рассматриваемый период число всеобщих комментариев, оставивших глубокий след в экзегетической литературе, невелико. Среди немногочисленных примеров можно отметить Иршад ал-‘акл ас-салим [Наставления здравого смысла], известный как Тафсир-е Абу-с-Са‘уд [Комментарий Абу-с-Са‘уда] Абу-с-Са‘уда Мухаммада б. Мухаммада ‘Имади (ум. 982 г. х. / 1574 г. н.э.), известного муфтия и шайх ал-ислама Османской Турции. При составлении своей книги Абу-с-Са‘уд взял за основу два популярных комментария — Замахшари и Байзави — и дополнил их своими рассуждениями (см.: Абу-с-Са‘уд 1, с. 4). В его труде можно встретить как достоинства двух упомянутых тафсиров, так и преимущества новых идей относительно коранической экзегезы — именно поэтому комментарий Абу-с-Са‘уда заслужил заметную популярность. Продолжение названия этого сочинения — тафсир ал-Кур’ан ‘ала мазхаб ан-Ну‘ман [толкование Корана согласно мазхабу Ну‘мана] — в известной мере свидетельствует о том, что книга написана на основе идей школы Абу Ханифы. Что касается вопросов фикха, то это действительно было так. Однако как бы там ни было, ввиду того что Османская империя покровительствовала ханафитам, подобное название могло только увеличить одобрение комментария, тем более что его автор был великим муфтием и поднёс свой труд султану Селиму.

Представляется, что некоторой известностью пользовались также следующие комментарии: Фатх ар-Рахман [Откровения Милостивого] Муджир ад-Дина ‘Алими (ум. 928 г. х. / 1522 г. н.э.; Зерекли 3, с. 331), Тафсир-е Фарйаби [Комментарий Фарйаби] Исхака б. Ибрахима Фарйаби (ум. 930 г. х. / 1524 г. н.э.; Эдирнави, с. 370), Тафсир-е Гази [Комментарий Гази] Мухаммада б. Мухаммада Гази (ум. 961 г. х. / 1554 г. н.э.; Там же, с. 386), ас-Сирадж ал-манир [Яркий светильник] Хатиба Шарбини (ум. 977 г. х. / 1569—1570 г. н.э.; Зерекли 6, с. 6), Тафсир-е Мунши [Комментарий Мунши] Мухаммада б. Махмуда Сарухани Ак-Хисари (ум. 1001 г. х. / 1593 г. н.э.; Там же, т. 6, с. 51), ал-Бурхан фи мушкилат ал-Кур’ан [Доказательство о трудных местах Корана] Абу-л-Ма‘али Шайзалы Мисри (ум. 1002 г. х. / 1594 г. н.э.; Суйути. ал-Иткан 1, с. 31—32; Эдирнави, с. 407), Тафсир-е ‘Айши [Комментарий ‘Айши] Мухаммада б. Мустафы Руми (ум. 1011 г. х. / 1603 г. н.э.; Там же, с. 410), Тахрир ат-та’вил [Запись аллегорического толкования] ‘Имад ад-Дина ‘Имади (ум. 1051 г. х. / 1641 г. н.э.; Зерекли 3, с. 332), Зийа’ ас-сабил [Свет в пути] Мухаммада ‘Али ‘Алана Бакри (ум. 1057 г. х. / 1647 г. н.э.; Там же 6, с. 293), Тафсир-е Ибн Аби-с-Сурур [Комментарий Ибн Аби-с-Сурура] Мухаммада б. Мухаммада Бакри Сиддики (ум. 1087 г. х. / 1677 г. н.э.; Там же, т. 7, с. 64), Тафсир-е Махаллати [Комментарий Махаллати] Мухаммада б. ‘Абд ар-Рахима Махаллати (ум. 1207 г. х. / 1792—1793 г. н.э.). Все эти сочинения, по описаниям, созданы в похожем стиле (Там же, т. 6, с. 201) и серьёзного и продолжительного влияния на традицию мусульманской экзегетики не оказали.

В дальнейшем авторы тафсиров, стремившиеся найти в сунне экзегетические высказывания, в большинстве случаев ограничивались комментариями на полях, а те, кто старался избегать подражания, обнаруживали тенденцию к отказу от личного мнения и возвращению к пониманию Корана предками.

В числе образчиков, достойных упоминания, можно отметить комментарий на суру «Фатиха» Мухаммада б. ‘Абд ал-Ваххаба (ум. 1206 г. х. / 1791—1792 г. н.э.), основателя ваххабизма (Там же, т. 6, с. 257), Фатх ал-Кадир [Откровение Всемогущего] Шаукани (ум. 1250 г. х. / 1834 г. н.э.), который на базе подхода предков старался сочетать принципы рационалистического и основанного на сунне комментария (см.: т. 1, с. 12—13), Фатх ал-Байан фи макасид ал-Кур’ан [Откровения Разъясняющего о целях Корана] Мухаммада Садик-хана Каннауджи (ум. 1307 г. х. / 1889—1890 г. н.э.), представляющий собой целиком и полностью салафитский комментарий (изд. Бейрут/Сайда, 1412/1992, в 15 тт.). В качестве единственного примера всеобщего рационалистического комментария, основанного на признании ценности сунны для экзегетики, а также принципах пуризма, можно отметить Рух ал-ма‘ани [Дух смысла] Махмуда б. ‘Абдаллаха Алуси (ум. 1270 г. х. / 1853—1854 г. н.э.). Среди особенностей этого сочинения — масштабность тематики и подбора высказываний, критический и избирательный подход к высказываниям предшествующих комментаторов, пространные личные рассуждения автора и отрицательное отношение к влиянию иудейских и христианских Священных Книг. Этот комментарий, будучи одним наиболее влиятельных тафсиров позднего периода, впервые был издан в Каире в 1301 г. х. / 1884 г. н.э. и впоследствии неоднократно переиздавался.

В течение этого столетия в имамитских и зайдитских кругах также предпринимались заслуживающие внимания попытки создания комментариев (см. соответствующую главу).

2. Многообразие по религиозным течениям

2.1. Имамиты

В конце правления шаха Тахмаспа (930—984 г. х. / 1524—1576 г. н.э.) имамитская экзегетическая литература, особенно стоящая на позициях апологетики шиизма, снова получила широкое распространение в религиозных кругах, где примерно в одно и то же время были написаны два тафсира в проповедническом ключе. Абу-л-Хасан Завареи (ум. после 984 г. х. / 1576 г. н.э.) написал краткий тафсир в двух частях под названием Тарджамат ал-хавасс [Изъяснение особых качеств], образцом для которого послужил Мавахиб-е ‘Алийе Кашифи. В своём труде Завареи стремился восстановить айаты, низведённые для ахл ал-байт, которые Кашифи оставил без внимания (изд. Тегеран, 1355/1976). Это был первый шаг по пути создания комментария, обращённого к простым людям с целью распространения шиизма в начале сафавидской эпохи. Далее, маулана Фатхаллах Кашани (ум. 988 г. х. / 1580 г. н.э.) принялся за создание десятитомного тафсира Манхадж ас-садикин [Путь праведных] (см. Список источников) и, следуя традиции «двухчастных» комментариев, написал его краткую версию под названием Хуласат ал-Манхадж [Сокращение «Манхадж»] (изд. Тегеран, 1373/1994). В своём труде Кашани широко использовал Маджма‘ ал-байан [Собрание речений] и тафсир Абу-л-Футуха Рази, при этом в его комментарии резко ощущается антисуннитский подход — основной целью своей работы автор считает пропаганду и утверждение истинности шиизма, а также переубеждение противников (т. 1, с. 3—5).

В конце правления шаха ‘Аббаса I (996—1038 г. х. / 1587—1629 г. н.э.) учёные обратились к коранической экзегетике. Так, переселенец из Джабал-‘Амиля Шайх Бахаи (ум. 1031 г. х. / 1622 г. н.э.), помимо своей деятельности в области составления комментариев на полях (хашийе), явился автором самостоятельных тафсиров, ал-‘Урват ал-васаки [Прочные узы] и ‘Айн ал-хайат [Источник жизни] (Маджлиси, с. 106, 110, 150, 157), которые с учётом личности автора должны были носить научный характер и не обладать проповедническими интонациями. Кроме того, следует упомянуть известного учёного и философа Мухаммад-Бакира Астрабади, известного как Мир Дамад (ум. 1041 г. х. / 1631 г. н.э.), который составил трактат Сидрат ал-мунтаха [Лотос крайнего предела] в толкование сур «Фатиха», «Собрание» (№ 62) и «Лицемеры» (№ 63) (Эфенди 5, с. 44).

Очередной подъём имамитская экзегетическая литература испытала в начале правления шаха Сулаймана I (1077—1105 г. х. / 1666—1694 г. н.э.), о чём свидетельствует комментарий Мухаммада б. ‘Али Шарифа Лахиджи (ум. после 1088 г. х. / 1677 г. н.э.), представляющий собой «проповеднический» тафсир с преобладанием традиционалистского подхода (изд. Тегеран, 1373/1994). Ещё одним значимым образчиком служит ас-Сафи [Ясный] мауланы Мухаммада Мухсена Файза Кашани (ум. 1090 г. х. / 1680 г. н.э.). Основную часть этого комментария, являющегося первой попыткой в области ахбаритской экзегетики в Сафавидскую эпоху, составляет тафсир ал-ма’сур. Небольшие добавления к преданиям размышлений самого Файза ясно демонстрируют экзегетические взгляды последнего (изд. Тегеран, 1416/1996). Сам Файз составил сокращение своего комментария, озаглавив его Тафсир ал-асфа [Чистейшее толкование] (изд. Кум, 1418/1998). Среди прочих образчиков заслуживают упоминания комментарий Фараджаллаха б. Мухаммада Хувайзи (ум. 1100 г. х. / 1689 г. н.э.; Зерекли 5, с. 140—141) и Канз ал-дака’ик ва бахр ал-гара’иб [Клад тонких мыслей и море диковинок] Мухаммада б. Мухаммада Резы Куми Машхади (изд. Тегеран, 1366/1987), современника Хувайзи.

В первые десятилетия XII в. х. / XVIII в. н.э. были предприняты значительные шаги в области имамитской экзегетической литературы, когда, в основном, в рамках течения ахбаритов появились следующие важнейшие комментарии, основанные на сунне (тафсир ал-ма’сур): ал-Бурхан [Доказательство] Саййида Хашима Бухрани (ум. 1107 г. х. / 1695—1696 г. н.э.; изд. Тегеран, 1415/1995) и Нур ас-Сакалейн ‘Абд ал-‘Али Хувайзи (ум. 1112 г. х. / 1700—1701 г. н.э.), которые целиком и полностью носят традиционалистский характер и в которых чётко указываются иснады приводимых преданий, ал-Ма‘ин фи тафсир [Источник толкования] Нур ад-Дина Кашани (ум. после 1115 г. х. / 1703—1704 г. н.э.; изд. Кум, 1410/1990), Тафсир-е Сулаймани [Сулейманово толкование] ‘Али-Резы Ардакани (ум. после 1120 г. х. / 1708 г. н.э.; см.: Хуррамшахи. Данешнаме 1, с. 707—708) и ал-Ваджиз [Краткий], небольшой по объёму комментарий ‘Али б. Хусейна б. Аби Джами‘ (ум. 1135 г. х. / 1723 г. н.э.; изд. Кум, 1413/1993). Большинство тафсиров, созданных в Иране сафавидского периода, были на персидском языке.

В период после падения династии Сафавидов (1135 г. х. / 1722 г. н.э.) в области создания экзегетических сочинений масштабных попыток не предпринималось. В числе немногочисленных трудов: ал-Ваджиз [Краткий], известный как Тафсир-е Шибр [Комментарий Шибра] Саййида ‘Абдаллаха Шибра (ум. 1242 г. х. / 1826—1827 г. н.э.), написанный на основе предания, однако в стиле кратких комментариев, и при этом свободный от иснадов и аргументации (изд. Тегеран, 1352/1973), комментарий Хидайаталлаха б. Махди Резави Машхади (ум. 1248 г. х. / 1832—1833 г. н.э.; Зерекли 8, с. 78), Тафсир-е Бургани [Комментарий Бургани] Мухаммад-Салиха Бургани Казвини (ум. 1271 г. х. / 1855 г. н.э.; Зерекли 6, с. 164; Хуррамшахи. Там же, т. 1, с. 674), Йанаби‘ ал-анвар [Источники света] имамитского учёного из Индии мумтаза ал-‘улама («лучшего из учёных») Мухаммада Таки Дельдара (ум. 1285 г. х. / 1868 г. н.э.; Ака Бузург 25, с. 287—288) и ас-Сират ал-мустаким [Прямой путь] Саййида Хусейна Буруджерди, созданный в конце XIII в. х. / XIX в. н.э. (изд. Кум, 1422/2002; об имамитских комментариях на полях см. соответствующую главу).

2.2. Зайдиты

Среди самостоятельных экзегетических сочинений этой эпохи, в первую очередь, необходимо назвать ат-Тафсир ал-джами‘ [Всеобщий комментарий] Кази Мухаммада б. Йахйи Бахрана (ум. 957 г. х. / 1550 г. н.э.), факиха из Сан‘ы (Хусейни. Му’аллифат 1, с. 306), и написанный одновременно с ним большой комментарий йеменского факиха ‘Али б. ‘Абдаллаха Рави‘ (ум. 959 г. х. / 1552 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 310). Полвека спустя ‘Абд ар-Рахман б. ‘Абдаллах Шу‘аби Хаулани (ум. 1003 г. х. / 1594—1595 г. н.э.) создал ещё один комментарий (Там же, т. 1, с. 309). Составление подобных комментариев с небольшими перерывами продолжалось около столетия (Там же, т. 1, с. 308, 311, 312; Зерекли 7, с. 253).

Конец XI в. х. / XVII в. н.э. был весьма прогрессивным для истории зайдитской экзегетики, в которой появились новые подходы. Первый такой подход, который можно назвать своего рода пересмотренным рационалистическим тафсиром, ассоциируется с Йахйой б. Хусейном б. Касимом Сан‘ани (ум. 1099 г. х. / 1688 г. н.э.), который, помимо Мазахир ал-байанат фи-л-айат ал-муташабихат [Явления разъяснений о «сходных по смыслу» айатах] (Хусейни. Там же, т. 3, с. 30), написанного в стиле муташабих ал-Кур’ан мутакаллимов прошлого, составил значимый трактат под названием ал-Байан ли ма хафа фи-л-Кур’ан [Разъяснение о том, что сокрыто в Коране] — здесь автор стремится раскрыть иной смысл некоторых айатов, оставшийся скрытым от прочих комментаторов (см.: Зерекли 8, с. 143; о рукописях см.: Хусейни. Там же, т. 1, с. 226—227).

Атмосфера нового мышления в области зайдитской экзегетики, царившая в рассматриваемый период, спровоцировала даже появление такого критического трактата в адрес ал-Кашшафа Замахшари, как ал-Иттихаф ли туллабат ал-Кашшаф [Подношение изучающим ал-Кашшаф] Салиха б. Махди Макбали (ум. 1108 г. х. / 1599—1600 г. н.э.) (Зерекли 3, с. 197; Хусейни. Там же, т. 1, с. 40).

Вторым подходом, не имевшим прецедентов у зайдитов в Средние века, было обращение к комментариям на основе сунны (тафсир ал-ма’сур), особенно к экзегетическим высказываниям ранних зайдитских имамов. Важнейшим сочинением на базе этого подхода является ал-Масабих ас-сати‘ат ал-анвар ал-маджму‘а фи тафсир ал-а’имат ал-атхар [Собрание ярких светильников из толкований непорочных имамов], известное как Тафсир-е Шарафи [Комментарий Шарафи] и написанное в конце XI в. х. / XVII в. н.э. ‘Абдаллахом б. Ахмадом Шарафи (см.: Там же, т. 3, с. 23).

XII в. х. / XVIII в. н.э. был периодом относительного застоя в области экзегетической литературы зайдитов, однако следующее столетие стало ареной для появления здесь новых течений. На протяжении этого столетия одни учёные-зайдиты, такие как Кази Ахмад Муджахид Сан‘ани, не составляя отдельных комментариев, занимались исследованиями в сфере экзегетики (Зерекли 1, с. 148; Хусейни. Там же, т. 3, с. 47), другие, например, Ахмад б. ‘Абд ал-Кадир Каукабани (ум. 1222 г. х. / 1807 г. н.э.), писали тафсиры в традиционном стиле (Там же, т. 1, с. 348), третьи, такие как Лутфаллах б. Ахмад Джаххаф (ум. 1243 г. х. / 1827—1828 г. н.э.), йеменский историк и литератор, автор сочинения ал-‘Илм ал-джадид фи тафсир ал-Кур’ан ал-Маджид [Новая наука о толковании Великого Корана], стремились переосмыслить значение Корана и внести нечто новое в его толкование (Зерекли 5, с. 242), четвёртые, например, Ибрахим б. Мухаммад б. Исма‘ил Амир (ум. 1213 г. х. / 1798—1799 г. н.э.), автор сочинения Мафатих ар-Ризван [Ключи Ризвана], исповедовали методику толкования Корана с помощью самого Корана (Шаукани. ал-Бадр 1, с. 423; Багдади. Изах 2, с. 520), пятые, такие как Шаукани (ум. 1250 г. х. / 1834—1835 г. н.э.), в поисках средства для совершенствования тафсира и достижения смысловой первоосновы Корана пытались сочетать традиционалистский и рационалистический подходы к толкованию (см. выше). Такие как, например, ‘Абд ал-Карим б. ‘Абдаллах Абу Талиб Раузи (ум. 1309 г. х. / 1892 г. н.э.), пытались решить последнюю задачу, соединив Тафсир-е Шарафи, в качестве тафсир-е ма’сур, и ал-Кашшаф Замахшари, в качестве богословско-филологического комментария, иным образом сочетать традиционалистскую и рационалистическую тенденции (Хусейни. Там же, т. 1, с. 309).

3. Общие особенности экзегетической литературы рассматриваемого периода

Частичные комментарии, начало написанию которых было положено в предыдущие столетия, в рассматриваемый период получили ещё большее распространение. Так, например, индийским учёным, тяготевшим к суфизму, ‘Исой б. Мухаммадом Сафави (ум. 953 г. х. / 1546 г. н.э.; Зерекли 5, с. 108) и турецким учёным Ибрахимом б. Мухаммадом Кайсари (ум. 1253 г. х. / 1837 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 70) были написаны комментарии на джуз’ «‘Ам» (№ 30). Имеются также образчики комментариев на группы сур, например, тафсир Мухаммада б. Ахмада Азхари (ум. 977 г. х. / 1569—1570 г. н.э.) на «семь длинных сур» (Эдирнави, с. 395). ‘Абд ал-Латиф б. Мухаммад б. Гази (ум. 1247 г. х. / 1831 г. н.э.) также написал свой труд Зубдат ал-байан [Сливки разъяснений] в толкование ряда избранных коранических сур (Зерекли 4, с. 61).

Помимо многочисленных комментариев на суры «Фатиха», «Освобождение» (№ 112) и «Иосиф» (№ 12), увеличилось количество тафсиров и на другие суры. В их числе: комментарий Мустафы б. Мухаммада Бастана-эфенди (ум. 977 г. х. / 1569—1570 г. н.э.) на суру «Скот» (№ 6) (Эдирнави. Там же; Зерекли 7, с. 240), комментарий Мухаммада Амина Ширвани (ум. 1036 г. х. / 1626 г. н.э.) на суру «Победа» (№ 48) (Там же, т. 6, с. 41), комментарий Мухаммада б. Хасана Кавакаби (ум. 1096 г. х. / 1685 г. н.э.) на суру «Скот» (Там же, т. 6, с. 90) и комментарий Мухаммада б. ‘Али Шаукани на суру 103 под названием ан-Нашр ал-фава’ид сурат ал-‘Аср [Распространение пользы суры «Предвечернее время»] (Хусейни. Там же, т. 3, с. 104; о других см. также: Дауди 1, с. 19; Эдирнави, с. 368, 374, 409; Зерекли 1, с. 243, т. 3, с. 318, т. 4, с. 131 и др.).

Многочисленны в этот период и толкования на отдельные айаты: здесь, в частности, можно отметить сочинения Таш Кёпрюлю-заде (ум. 968 г. х. / 1561 г. н.э.; Бали-заде, с. 339; Хаджжи Халифа 1, с. 854), Шихаб ад-Дина Хафаджи (ум. 1069 г. х. / 1659 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 855) и зайдитского учёного Мухаммада б. ‘Али Вахйаш (ум. 1275 г. х. / 1858—1859 г. н.э.; Хусейни. Там же, т. 1, с. 305). Зайдиты Бадр ад-Дин Мухаммад б. Исма‘ил Амир (ум. 1182 г. х. / 1768 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 303—305) и Шаукани (Там же, т. 1, с. 303, 305, 371, т. 3, с. 145) являются авторами значительного числа небольших трактатов, посвящённых толкованию отдельных айатов (другие примеры см.: Хаджжи Халифа 1, с. 854—855, 880; Зерекли 5, с. 53, т. 6, с. 103, 316). Ака Бузург Техрани в различных местах своего труда аз-Зари‘а описывает работы, составленные в толкование отдельных айатов — многие из них связаны с достоинством ахл ал-байт (мир им!) (т. 2, с. 69, 345, 369, 469 и др.).

В рассматриваемый период продолжалось также составление комментариев избранных айатов. Большая часть образчиков имеет богословский характер. В их числе можно отметить Ас’алат ал-Кур’ан ва аджвабатуха [Вопросы о Коране и ответы на них] ‘Али б. Мухаммада ‘Ала’и Ибн Ширази (ум. 945 г. х. / 1538 г. н.э.; Зерекли 5, с. 11), трактаты болгарского учёного Шайха Бали Суфйави (ум. 960 г. х. / 1553 г. н.э.), посвящённые трудным для понимания айатам (Эдирнави, с. 385—386), Истихрадж ал-джидал мин ал-Кур’ан ал-Карим [Извлечение спорного из Священного Корана] Мухаммада б. Ибрахима б. Ханбали (ум. 971 г. х. / 1563—1564 г. н.э.; изд. Бейрут, 1980), Акавил ас-сикат [Высказывания заслуживающих доверия людей] Мар‘и б. Йусуфа Карами Ханбали (ум. 1033 г. х. / 1623 г. н.э.), посвящённый толкованию айатов, в которых говорится о божественных атрибутах (изд. Бейрут, 1406/1986) и Аджвабат маса’ил аш-шакк фи-л-Кур’ан [Ответы на вопросы сомневающихся в Коране] зайдитского имама Касима б. Мухаммада Мансура Биллаха (ум. 1029 г. х. / 1619 г. н.э.), собранное в конце столетия ‘Абдаллахом б. Ахмадом Шарафи (Хусейни. Там же, т. 1, с. 64). Сочинение имамитского круга Та’вил ал-айат аз-захира [Аллегорическое толкование внешне понятных айатов] (изд. Кум, 1409/1989) Шараф ад-Дина Астрабади (ум. после 965 г. х. / 1558 г. н.э.), посвящённое айатам, в которых речь идёт об ахл ал-байт (мир им!) и, естественно, имеющее традиционалистский характер (другие примеры см.: Зерекли 1, с. 147, т. 4, с. 136, т. 7, с. 88; Хусейни. Там же, т. 3, с. 40). Имеются также образчики комментариев на отдельные суры или айаты, написанных в рамках рационалистического или суфийского подхода (см. предыдущую главу).

В области толкования предписывающих айатов в рассматриваемый период трудились преимущественно имамиты, создавшие многочисленные сочинения (см.: Дак 1, с. 723; для зайдитов см.: Там же, т. 1, с. 29, 311).

Говоря о комментариях на тафсиры (шарх, хашийе), необходимо отметить, что они составляли значительную часть экзегетической литературы позднего периода. Как и в прошлые столетия, большинство комментариев было написано на ал-Кашшаф Замахшари и тафсир Байзави. Наиболее известными комментаторами ал-Кашшафа были сунниты Ибн Камал-паша (ум. 940 г. х. / 1533—1534 г. н.э.; Эдирнави, с. 373), Сирадж ад-Дин Казвини (ум. 950 г. х. / 1543 г. н.э.; Там же, с. 380), Абу Са‘уд ‘Имади (ум. 982 г. х. / 1574 г. н.э.; Там же, с. 399), имамиты Гийас ад-Дин Даштаки (ум. 948 г. х. / 1542 г. н.э.; Ака Бузург 6, с. 46) и Шайх Бахаи (ум. 1031 г. х. / 1621 г. н.э.; Маджлиси 106, с. 110), а также зайдиты Кази Салих Анси (ум. 1062 г. х. / 1652 г. н.э.; Хусейни. Му’аллифат 1, с. 411), Хасан б. Ахмад Джалал Йамани (ум. 1084 г. х. / 1673 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 411, т. 3, с. 67) и Ахмад б. Салих б. Аби-р-Риджал (ум. 1191 г. х. / 1777 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 410). В действительности, когда интерес суннитских авторов к этому тафсиру снизился, он возрос в шиитской среде (о других комменатриях на этот тафсир см.: Хаджжи Халифа 2, с. 1475—1483; Эдирнави, с. 375, 379, 385, 392, 412; Ака Бузург. Там же; Хусейни. Там же, т. 1, с. 410).

Больше всего комментариев-хашийе позднего периода было написано на тафсир Байзави. В эти века упомянутый тафсир привлекал внимание не только суннитских учёных, находивших его более соответствующим своей богословской системе — теперь к числу комментаторов сочинения Байзави присоединились и имамиты. Среди наиболее значительных комментаторов тафсира Байзави необходимо назвать факиха Закарию б. Мухаммада Ансари (ум. 926 г. х. / 1520 г. н.э.; Эдирнави, с. 363; Зерекли 3, с. 46), маулану Мухйи ад-Дина Мухаммада Барда‘и (ум. после 927 г. х. / 1521 г. н.э.; ‘Алишир Наваи, с. 370; Таш Кёпрюлю-заде, с. 241), ‘Исам ад-Дина Исфараини (Эдирнави, с. 376; Зерекли 1, с. 66) и Мухйи ад-Дина Шайх-заде (ум. 951 г. х. / 1544 г. н.э.; изд. Стамбул, 1282/1865).

Некоторые комментаторы тафсира Байзави были из периферийных областей мусульманского мира. Это — представители Балканского полуострова Насраллах Манастири (ум. 976 г. х. / 1568—1569 г. н.э.; Эдирнави, с. 394), Мухаммад б. Муса Буснави (ум. 1032 г. х. / 1622 г. н.э.; Там же, с. 414), Мухаммад ‘Алламак Буснави (ум. 1045 г. х. / 1635 г. н.э.; Зерекли 7, с. 119), Мустафа б. Исма‘ил Флурнави (ум. 1244 г. х. / 1828—1829 г. н.э.; Зерекли 7, с. 230), представители индийского субконтинента Ваджих ад-Дин ‘Алави Гуджарати (ум. 998 г. х. / 1590 г. н.э.; Зерекли 8, с. 110) и ‘Абд ал-Карим Сийалкути (ум. 1067 г. х. / 1657 г. н.э.; Там же, т. 3, с. 283), живший на востоке Центральной Азии Ахмад б. Мухаммад Камили Ташканди (ум. ок. 1000 г. х. / 1592 г. н.э.; Эдирнави, с. 403) и Мухаммад б. Хасан Джунави (ум. 1200 г. х. / 1786 г. н.э.; Зерекли 6, с. 92) из Марокко. В Иране большое число комментариев-хашийе было создано в Азербайджане и Фарсе (другие примеры см.: Таш Кёпрюлю-заде, с. 62, 72, 86 и др.; Хаджжи Халифа 1, с. 188—193; Эдирнави, с. 367, 369 и др.; Зерекли 3, с. 89, т. 5, с. 11, т. 7, с. 55 и др.).

Среди имамитских авторов можно назвать таких выдающихся деятелей, как Кази Нураллах Шуштари (ум. 1019 г. х. / 1610 г. н.э.; Зерекли 8, с. 52) и Шайха Бахаи (ум. 1031 г. х. / 1621 г. н.э.; Маджлиси 106, с. 110, 151). В отличие от имамитов, у зайдитских авторов данный тафсир не пользовался особым вниманием.

В Новое время Тафсир-е Джалалайн [Комментарий двух Джалалов], наряду с тафсирами Замахшари и Байзави, был предметом комментирования. Первым из таких комментариев было сочинение Кибс ан-найарайн [Источник двух светил] учёного-шафи‘ита из Египта Шамс ад-Дина ‘Алаками (ум. 969 г. х. / 1562 г. н.э.; Зерекли 6, с. 195), а после того как крупный хорасанский учёный-ханафит Мулла ‘Али Кари (ум. 1001 г. х. / 1593 г. н.э.) написал свой комментарий-хашийе (Там же, т. 5, с. 13), Тафсир-е Джалалайн привлёк внимание и представителей других религиозных течений. Большая часть комментаторов Тафсир-е Джалалайн была из Египта, некоторая — из Сирии, однако представители других стран, такие как Мулла ‘Али Кари и ‘Абд ар-Рахман б. Мухаммад Татавани (ум. 1237 г. х. / 1822 г. н.э.; Там же, т. 3, с. 333) редко обращались к нему (другие примеры см.: Зерекли 1, с. 155, 246, 317 и др.). Йеменские зайдиты ‘Али б. Мухаммад ‘Акиби (ум. 1101 г. х. / 1690 г. н.э.; Хусейни. Му’аллифат 1, с. 398) и ‘Абд ал-Кадир б. Ахмад Каукабани (ум. 1208 г. х. / 1793—1794 г. н.э.; Там же) написали хашийе на упомянутый тафсир. Имамитских комментариев на Тафсир-е Джалалайн неизвестно.

Из числа прочих суннитских тафсиров необходимо отметить тафсир Абу-с-Са‘уда, на который написали комментарий-хашийе Рази ад-Дин б. Аби-л-Лутф Мукаддаси (ум. 1028 г. х. / 1617 г. н.э.; Хаджжи Халифа 1, с. 193—194), Мухаммад Зайтуна Манастири (ум. 1138 г. х. / 1726 г. н.э.; Зерекли 6, с. 132), Хамдун б. ‘Абд ар-Рахман б. Хаджж Мардаси (ум. 1232 г. х. / 1817 г. н.э.; Там же, т. 2, с. 275) и Ибрахим б. ‘Али Сакка (ум. 1298 г. х. / 1881 г. н.э.; Там же, т. 1, с. 55) — все из арабской части Османской империи (другие образчики см.: Хаджжи Халифа 1, с. 65).

Среди имамитских тафсиров внимание комментаторов привлекал ас-Сафи мауланы Файза — одно из первых хашийе на него принадлежит ‘Абд ар-Рахиму Дамаванди (ум. ок. 1160 г. х. / 1747 г. н.э.; см.: Ака Бузург 6, с. 45).

В качестве примера дополнения к комментарию необходимо назвать сочинение зайдитского учёного Кази Мухаммада б. Йахйи Бахрана (ум. 957 г. х. / 1550 г. н.э.) под названием ат-Такмил аш-Шаф [Дополнение к аш-Шаф], которое представляет собой сокращённое изложение ал-Кашшафа с добавлениями из Ибн Касира и других источников (Хусейни. Там же, т. 1, с. 323).

Сокращения объёмных комментариев самими авторами, хотя и в меньших количествах по сравнению со Средними веками, но всё же встречаются в X в. х. / XVI в. н.э., а в следующем столетии и вовсе исчезают. Так, можно отметить выполненное самим автором сокращение Манхадж ас-садикин [Путь праведных] (см. главу «Имамиты»), а также «трёхчастный» комментарий Абу-л-Хасана Бакри (ум. после 950 г. х. / 1543 г. н.э.; Эдирнави, с. 380; ср.: Зерекли 7, с. 57). Сокращения, выполненные другими авторами, в X в. х. / XVI в. н.э. представлены лишь немногими образцами, являющимися одиночными продолжениями традиции Средних веков. В их числе стоит упомянуть выборку о джихаде из ал-Джами‘ Киртаби, сделанную Касимом б. Мухаммадом Киртаби (ум. 943 г. х. / 1536—1537 г. н.э.; Эдирнави, с. 376), а также объединённые сокращения ал-Кашшафа и тафсира Байзави, выполненные ‘Абд ал-Аввалем б. Хусейном б. Умм Валадом (ум. 962 г. х. / 1555 г. н.э.; Эдирнави, с. 387; ср.: Хаджжи Халифа 2, с. 1481) — ни одно из них не является сокращением в полном смысле этого слова.

С начала и в течение всего X в. х. / XVI в. н.э. процветало сочинение стихотворных комментариев. Первым образцом подобного комментария служит маснави Фатх-наме [Книга о Победе] Ибн Хумама Ширази, написанное в толкование суры «Победа» (№ 48) — одна из рукописей этой поэмы была переписана в 903 г. х. / 1498 г. н.э. и, вероятно, эта дата соответствует времени создания произведения (Ака Бузург 19, с. 253). Тот же автор в 904 г. х. / 1499 г. н.э. сочинил стихотворное толкование на суру «Йа Син» (№ 36) под названием Раузат ал-кулуб [Сад сердец] — рукопись этой поэмы сохранилась (Там же, т. 19, с. 114, 192).

Годы спустя, живший в Мекке учёный-магрибинец ‘Абд ал-‘Азиз б. ‘Абд ал-Вахид Маймуни Макнаси (ум. 964 г. х. / 1557 г. н.э.) переложил стихами посвящённый экзегетике Джавахир Суйути (Хаджжи Халифа 1, с. 618), а живший в Мекке учёный из Шираза ‘Абд ал-‘Азиз б. ‘Али Замзами (ум. 976 г. х. / 1568—1569 г. н.э.) сочинил стихотворный трактат, посвящённый экзегетике (Зерекли 4, с. 23). В XII в. х. / XVIII в. н.э. можно считать исключением сочинение Тухфат ал-хакир [Подношение презренного раба] египетского учёного Мухаммада б. Саламы Зарира Искандари (ум. 1149 г. х. / 1736—1737 г. н.э.), представляющее собой пространный стихотворный комментарий в 10 томах (см.: Там же, т. 6, с. 146).

Одним из феноменов, зафиксированных в поздний период, служат различные технические приёмы, использовавшиеся при составлении тафсиров, наиболее характерным из которых является «комментарий без точек» (тафсир-е бинукте). В качестве примеров комментария, в котором автор воздерживается от использования букв с точками, что приводит к крайней натяжке при выборе слов и предложений, можно назвать Савата‘ ал-илхам [Сияние вдохновения] Абу-л-Фазла Файзи Декани (ум. 1004 г. х. / 1595 г. н.э.), несомненно, имамитского индийского учёного (изд. Кум. 1416/1996), а также Дурр ал-асрар [Жемчужина истин] Махмуда б. Мухаммада Насиба Хамзави (ум. 1305 г. х. / 1887—1888 г. н.э.), ханафитского учёного из Сирии (Зерекли 7, с. 185).

В позднейший период на востоке мусульманского мира получило широкое распространение написание тафсиров на местных языках. Большая часть имамитских комментариев, созданных в Иране, была на персидском языке (см. главу «Имамиты»), на этом же языке написана часть суннитских тафсиров из Восточного Ирана, Центральной Азии и индийского субконтинента. В их числе можно назвать тафсир Мира Захида Харави (ум. 1101 г. х. / 1690 г. н.э.; Зерекли 7, с. 65). В качестве примера перевода можно указать на Асар ал-ахйар [Сообщения лучших] Абу-л-Хасана Завареи (кон. X в. х. / XVI в. н.э.), представляющее собой перевод тафсира, приписываемого имаму Хасану ‘Аскари (мир ему!) (Зари‘а 10, с. 26).

Кроме того, получило распространение создание тафсиров на тюркских языках, особенно во владениях Османской империи. Среди них можно назвать тафсир Курда-эфенди (ум. 996 г. х. / 1578 г. н.э.; о рукописи см.: Зухрувайда, с. 4—5) и ат-Тибйан [Разъяснение] Мухаммада б. Махмуда Даббаг-заде (Зерекли 7, с. 89). Среди тафсиров на азербайджанском языке, в действительности, являющихся переводами, можно упомянуть Кашф ал-хака’ик ‘ан нукат ал-айат ва-д-дака’ик [Раскрытие истин о тонких мыслях айатов] Мухаммада Карима Мусави Бакуви (изд. Баку, 1322/1904) и ал-Байан фи тафсир ал-Кур’ан [Разъяснение о толковании Корана] кавказского муфтия Мухаммада Хасана Маула-заде-йе Шакави (изд. Тифлис, 1326/1908).

Имеются также образчики переводов на тюркские языки персидских и арабских тафсиров, в том числе: Сирр-е Кур’ан [Тайна Корана] Сейри-паши-эфенди (1302 г. х. / 1885 г. н.э.), являющийся переводом фрагмента начальной части комментария Фахр ад-Дина Рази, и Тафсир-е Мавакиб Исма‘ила Фараха-эфенди (1282 г. х. / 1865 г. н.э.), представляющий собой перевод Мавахиб-е ‘Алийе Кашифи (Хуррамшахи. Данешнаме 1, с. 536).

Имеется также несколько комментариев на языках, распространённых в Индии, в действительности, являющихся переводами. Это — Тафсир-е Мурадийа [Комментарий Мурада] на урду (1184 г. х. / 1770 г. н.э.) Шаха Мурадаллаха Сумбхали Накшбанди (изд. Хугли, 1247/1831; Лакхнау, 1260/1844), Муваззих-е Кур’ан [Поясняющий Коран] на урду (1205 г. х. / 1791 г. н.э.) Шаха ‘Абд ал-Кадира Дехлави (изд. Дели, 1245/1829), Тафсир-е Муджаддади [Комментарий Муджаддади] на урду Шаха Ра’уфа Ахмада Накшбанди Муджаддади (ум. 1249 г. х. / 1833 г. н.э.; изд. Бомбей, 1293/1876), Тафсир-е Рафи‘и [Комментарий Рафи‘] на урду Шаха Рафи‘ ад-Дина Дехлави (изд. Калькутта, 1254/1838) и его же комментарий на бангали (изд. Калькутта, 1349/1931), Файз ал-Карим [Изобилие Щедрого] на урду Кази Сибгаталлаха Муфти Мухаммада (ум. 1280 г. х. / 1863—1864 г. н.э.), позднее законченный сыновьями последнего (изд. Мадрас, 1277/1861), Джами‘ ат-тафасир [Собрание толкований] на урду Кутб ад-Дина Бахадура Дехлави (ум. 1289 г. х. / 1872 г. н.э.; издательство Навалкишора) и Фатх ал-манан [Откровение Милостивого] или Тафсир-е Хаккани [Комментарий Хаккани] на урду Мауланы Абу Мухимма ‘Абд ал-Хакка Хаккани (изд. Дели, 1305/1888 и след.).

В XIII в. х. / XIX в. н.э. Маулана Фахр ад-Дин Ахмад Кадири перевёл на урду Тафсир-е Хусейни [Комментарий Хусейна] Кашефи — этот перевод получил известность под названием Тафсир-е Кадири [Комментарий Кадири] (изд. Лакхнау, 1300/1883).

Ахмад Пакетчи

Оригинальная версия: Большая исламская энциклопедия.

О alquran.ru

О alquran.ru

Коран – главный источник ислама для всех мусульман. Эта священная книга разъясняет основы исламского вероучения, как то: вероубеждение (акыда), мораль (ахлак) и закон (ахкам). Понять Коран только через чтение невозможно, нужно еще правильное осмысление его терминологии и смыслов. Более тысячи лет мусульманские богословы работают над лучшим пониманием Корана. Плодом их стараний явились фундаментальные труды, значение которых трудно переоценить. В этой связи сайт www.alquran.ru предоставляет всем…
Подробнее ...

связаться с нами

9668